callpoint

Главная » Статьи » EQ в журналах по бизнесу и менеджменту » Журнал "Forbes"

Бизнес на эмоциях
Президент холдинга Finstar Олег Бойко прошел путь от кооператора, торговавшего компьютерами, до участника списка богатейших россиян с состоянием $1 млрд. По просьбе Forbes он вспоминает лихие 1990-е и коварные 2000-е.

Я всегда относился к бизнесу как к игре. Мне никогда не хотелось добиться каких-то экстраординарных результатов; просто было интересно испробовать новые возможности и варианты самореализации. Я пришел в бизнес позже многих, когда какие-то ходы были уже понятны. В конце 1980-х мало кто не торговал компьютерами (на компьютеризацию в СССР были выделены огромные деньги), и я занялся ровно тем же самым, просто что-то делал по-своему. Честно говоря, лично у меня были сомнения, что все это всерьез и надолго. Казалось, сейчас выявят всех самых активных, возьмут на заметку и — в худшем случае — изолируют от общества. Поэтому я долго сомневался, что делать дальше, и по сути пропустил первые два года первоначального накопления капитала в стране.

Только когда бывшие кооперативы начали превращаться во что-то крупное и серьезное, появились первые чековые фонды («Менатеп», «Альфа-Капитал» и другие), я поверил, что пришло время частного предпринимательства. Примерно в 1992 году зародился будущий олигархический кружок. Я общался со всеми его участниками, с кем-то начинал совместный бизнес. Но и тогда бизнес оставался для меня неким развлечением. Поэтому я не участвовал в приватизации и залоговых аукционах — у меня никогда не было даже в мыслях задачи «охватить весь этот мир». Когда все операции еще координировались между основными игроками (таких было максимум десять) и устраивались совместные совещания о том, кто какие объекты хочет приватизировать, я отказался от участия в любых проектах. Решил, что буду лучше заниматься финансовым бизнесом — он мне интереснее.

Конечно, это было захватывающее и возбуждающее время, но меня не покидало ощущение гротеска, буффонады. Как так, вчерашние совсем еще молодые люди вдруг оказались на самом верху? Я думал, это не более чем странный изгиб судьбы, прихоть переломной эпохи. Хотя на самом деле все предприниматели первой волны, которых вынесло наверх, не были случайными людьми. У каждого можно было чему-то поучиться (кстати, почти все они — так или иначе, там или здесь — до сих пор на плаву). В 1993 году Владимир Гусинский, Александр Смоленский и я учредили первую частную телекомпанию — НТВ. Гусинский отличался агрессивным темпераментом и умением вовлекать людей в свою орбиту, Смоленский убеждал логикой. Для меня было примером их умение выстраивать, поддерживать и развивать нужные связи.

В то время все новые бизнес-возможности, по сути дела, давало государство, и оно же их полностью регулировало. Поэтому кто был с государством в диалоге, кто умел координировать свои интересы с интересами власти, тот держал руку на пульсе и мог проникать туда, где возникала сверхприбыль. Не могу сказать, что мне нравились интриги, но, если вступаешь в игру, нужно придерживаться правил и пользоваться возможностями. Иначе нет смысла играть. Главное — никого не обманывать.

Приватизация прошла, рыночные отношения в общем и целом сформировались — и начался иной этап с иными условиями. Кризис 1998 года многое скорректировал. Я к тому времени вышел из банковского бизнеса и в конце 1990-х вместе с Александром Абрамовым создал «Евразхолдинг» — мы скупили долги нескольких металлургических предприятий и «конвертировали» их в контрольные пакеты акций.

Партнерство с Абрамовым сильно поменяло мои взгляды на бизнес. Абрамов — человек бесконечно терпеливый и толерантный даже к проявлениям агрессивности со стороны партнеров и контрагентов. Он старался избегать конфликтов с кем бы то ни было и всегда умудрялся находить компромиссы. Работая с ним, я понял, что компромиссы, а не агрессия — самое серьезное оружие в бизнесе. Агрессия хороша, когда ты явно сильнее остальных, причем и ты это знаешь, и другие. В России в то время на волне постприватизации разыгрывались гораздо более сложные комбинации, чем на первых этапах. Количество разных конкурентов, интересантов и людей, от которых зависели сделки с участием государства, выросло многократно. Игра стала многомерной, было очень сложно понять, откуда может нагрянуть опасность. Серьезные сделки заключались без адекватного юридического обеспечения, и риски поведения твоих контрагентов были самыми существенными рисками. Выстроить такие отношения, которые сведут эти риски к минимуму, — это была самая сложная задача, с которой Абрамов, на мой взгляд, гениально справился.

Я был гораздо жестче, агрессивнее по своей природе. Меня очень раздражали люди, которые пытались меня обойти, обмануть или как-то использовать. Которые за моей спиной нарушали обязательства, вели интригу и при этом продолжали весело обниматься и глядеть в глаза. Такие ситуации я мгновенно превращал в скандал. А потом отучился, потому что понял: терпеливость — едва ли не самое главное в бизнесе. Терпеливость, дипломатичность, искусство компромиссов и умение вести многомерную игру. Любое яркое достижение в бизнесе основано на том, что кто-то смог организовать некое количество дееспособных людей с понятной для всех целью. Любой большой проект — это совокупность внешних и внутренних участников (менеджеров и сотрудников, партнеров и контрагентов). И если с ними не отстроены отношения, если они не мотивированы вести дело именно с тобой, в конечном счете ничто не срастется. Любые крупные дела — это прежде всего эмоциональное лидерство и коммуникации. Умение мотивировать людей, создавать вокруг себя такую среду, чтобы им было интересно с тобой работать и общаться. Люди в таком случае становятся твоими союзниками независимо от того, контрагенты они, представители власти или даже конкуренты. Потому что человек в конечном счете живет ради эмоций.

С некоторых пор я сформулировал свою теорию поведения: любой человеческий поступок направлен на получение эмоций. Самых простых — таких как утоление жажды — и сложных, относящихся к удовлетворенности жизнью. Одному хочется власти и влиятельности, другому — творческой реализации, третьему — материального комфорта. Вспоминаю Гусинского или Березовского — они делали бизнес «на взводе», в состоянии перманентной борьбы или даже войны, потому что им нравилось такое состояние души. Я по-прежнему воспринимаю бизнес как игру.

Возможно, мой интерес к эмоциям в будущем станет моим главным хобби. Я сейчас занимаюсь непростой темой: что и как составляет человеческое счастье, ощущение полноты и удовлетворения в жизни. Готовлю глобальную концепцию — выводы из наблюдений за успешными и счастливыми людьми, синтез самых подтвержденных технологий и методов достижения удовлетворенности жизнью. Конечным результатом, скорее всего, будет некий обучающий курс, система тренингов. Мне совсем не близки те школы психологического оздоровления, которые пытаются увести людей из реальности куда-то «на облачко», в нирвану. Я считаю, что человек — существо созидающее. А предпринимательство — это один из многих способов проявить себя.


Источник: http://www.forbes.ru
Категория: Журнал "Forbes" | Добавил: Admin (13.04.2013) | Автор: Иван Просветов
Просмотров: 1072 | Теги: эмоциональный интеллект, эмоции, бизнес | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Логин:
Пароль:



Меню сайта

Рассылка

Важное


EQ-rating.ru - эмоциональный интеллект для бизнеса © 2008-2014