callpoint

Главная » Статьи » EQ в журналах научно-популярной тематики » Другие журналы

Секрет счастья
Обречены ли мы быть заложниками своей наследственности и детских травм? Больше 90 лет ученые следили за почти тысячей добровольцев. Их вывод — ощущение счастья не зависит ни от интеллекта, ни от заработка.

Дэвид доводит учителей до белого каления — отпускает на уроках похабные шутки, плюется в одноклассников. Мальчик далеко не глуп, но по натуре — провокатор. Он с отличием оканчивает школу, поступает в престижный колледж, но и там у него начинаются проблемы. «Угрюмый, неразговорчивый, страдает от низкой самооценки и немотивированных страхов» — так характеризует его психиатр. Наверное, Дэвиду придется непросто во взрослой жизни?

Вот Билл — другое дело. Талантливый и усидчивый мальчик, у которого много друзей. Староста класса, капитан футбольной команды. Билл оканчивает колледж на «отлично», учителя хвалят его за «хорошее чувство юмора и выдержку» и пророчат ему «большое будущее».

А что ждет Сьюзан? Эта девочка, единственный ребенок в семье, отличается музыкальными способностями. Уже с пяти лет она поет и танцует на сцене, но делает это не по своей воле, а под нажимом матери. Которая даже заставляет дочь завышать свой возраст, чтобы ей с раннего детства разрешали выступать в варьете. Сьюзан сопротивляется матери, исподтишка. Взрослея, она превращается в стеснительную, неуклюжую и совершенно неартистичную девушку. Психолог отзывается о ней так: «Сьюзан вряд ли когда-нибудь сможет выступать на сцене». Она учится на «тройки» и вскоре бросает колледж.

Все трое родились в США. Дэвид, Билл и Сьюзан — три разных ребенка, три ничем не примечательные биографии. Но все трое уже вошли в историю современной науки. «Дэвид Гудхарт», «Билл Ломен» и «Сьюзан Уилкам» — вымышленные имена. Их настоящие данные хранятся в строгой тайне, а вот их жизнь — как раскрытая книга. На всей планете не так много людей, биографии которых изучены настолько подробно.

Эксперимент длиною в 90 лет

Все трое участвуют в уникальном проекте — гарвардском «Исследовании развития человека». Это один из самых дорогих и продолжительных проектов в истории гуманитарных наук. У проекта необычная цель — ни много ни мало раскрыть секрет счастья. И ответить на вопрос: как сохранить физическое и душевное здоровье до глубокой старости?

Без малого 90 лет американские психологи и врачи следят за 814 добровольцами, родившимися в США в период с 1910 по 1930 год. Ученые изучили их семьи, следили за ними во время учебы в школе и службы в армии, наблюдали за их карьерой вплоть до выхода на пенсию. Фиксировалось буквально все: свадьбы и рождение детей, карьерные взлеты и разводы, депрессии и запои.

Поведение в кризисе — ключ к понимаю личности

Больше всего ученых волновал вопрос: как люди реагируют на удары судьбы, как ведут себя в ситуации кризиса или конфликта; какие подсознательные стратегии используют, чтобы выдержать жизненные испытания. Потому что один из главных ключей к понимаю личности — поведение в трудной ситуации. Ведь мы не выбираем свое поведение сознательно; наши реакции формируются и меняются всю жизнь.

Сегодня гарвардский проект близится к завершению — больше половины его участников уже умерло, а самым молодым из живущих уже 80 лет. Но результаты этого исследования могут поколебать многие, казалось бы, непреложные истины.

Личное дело каждого участника занимает несколько толстых томов. Каждые два года добровольцы заполняли подробнейшие анкеты, отвечая на разные, зачастую очень личные вопросы: довольны ли они своей семейной жизнью? Часто ли ходят к врачу? Принимают ли успокоительные? Раз в пять лет участники проходили медосмотр, каждые 15 лет ученые проводили с ними долгое собеседование.

Кроме этого, врачи, психологи, антропологи и социологи опрашивали не только участников эксперимента, но и их родственников. В начале исследования были собраны и сведения об их родителях: часто ли выпивает отец, каковы отношения между братьями и сестрами, хорошая ли мебель дома?

В огромной массе собранной информации можно найти ответы на многие вопросы, которые волнуют каждого, кто задумывается о своей судьбе. Обречены ли мы всю жизнь оставаться заложниками своей наследственности и детских травм? Или же любой из нас — сам кузнец своего счастья?

Как стать капитаном своей судьбы?

На такие вопросы 77-летний профессор психиатрии Джордж Имен Вейллант реагирует весьма своеобразно. Сначала он громко смеется, а потом глубоко задумывается.

С 1972 года профессор руководит гарвардским проектом по поиску формулы счастья. В то время проект еще носил имя своего первого спонсора — торгового магната Уильяма.

Т.Гранта. В далеком 1938 году к Гранту обратился за финансовой поддержкой Арли Бок, заведующий кафедрой гигиены Гарвардского университета. Врач считал, что традиционная медицина слишком зациклилась на изучении болезней. На самом же деле надо исследовать факторы, от которых зависит здоровье личности, физическое и психическое.

Потому что только здоровый человек может быть «капитаном своей судьбы», говорил врач. Из сотен студентов Гарвардского университета он отобрал группу добровольцев, согласившихся прожить всю свою жизнь под постоянным наблюдением ученых. В те времена Гарвард еще не был таким элитным вузом, как сегодня; далеко не все его студенты происходили из богатых и интеллигентных семей. Но 268 добровольцев принадлежат к «элите». Все они — белые мужчины с высоким уровнем интеллекта, в основном американцы в третьем поколении.

Врач и его спонсор не скрывали: они весьма своеобразно трактовали понятие «нормальная личность». Их не интересовали «посредственности», они хотели выявить будущих лидеров.

Однако профессор Джордж Вейллант не приемлет элитарность. Поэтому в 1970-е годы расширяет рамки проекта, включив в него еще 456 человек. Вот только на этот раз добровольцами стали выходцы из бедных кварталов Бостона, участвовавшие в научном исследовании о… причинах преступности.

Эти добровольцы — полная противоположность элите. Они происходят из семей малообразованных эмигрантов. С выпускниками Гарварда их роднит только одно: это белые мужчины без судимостей.

В 1987 году в проект включается третья группа исследуемых: девяносто женщин 1910 года рождения из проекта по изучению судеб одаренных детей, который начался в 1920 году. Все они родились в Калифорнии и принадлежат к среднему классу. Сравнивая такое множество биографий, логично начать с объективных показателей — возраста, здоровья, заработка. Все ожидаемо: выпускники Гарварда — элита общества. Они и живут дольше, и зарабатывают больше. Добровольцы из бедных семей живут в среднем на десять лет меньше, втрое чаще страдают от алкоголизма и вдвое чаще — от избыточного веса. Они зарабатывают в три раза меньше выпускников Гарварда.

Что касается профессии, то большинство выпускников элитного вуза пошли по стопам отцов; они стали врачами, адвокатами, бизнесменами и политиками. Среди них даже был президент США. Это Джон Ф. Кеннеди — один из немногих участников группы Гранта, настоящее имя которого было раскрыто (однако доступ к личному делу Кеннеди закрыт до 2040 года).

А большинство выходцев из эмигрантских кварталов всю жизнь трудились простыми рабочими и служащими.

Что касается женщин, то они с самого детства столкнулись с половой дискриминацией. И хотя по продолжительности жизни они не уступают выпускникам Гарварда, превосходя своих среднестатистических американских сверстниц, но ни одна из них так и не смогла полностью профессионально реализоваться. Пока выпускники элитного Гарварда делали карьеру, женщины нянчились с детьми или работали медсестрами, секретаршами и библиотекарями. По среднему доходу они оказались наравне с мужчинами из эмигрантских семей.

Статистика – только часть правды

Казалось бы, все ясно: жизнь устроена несправедливо, успех и здоровье запрограммированы с рождения, а социальные барьеры не дают реализоваться даже гениям.

Но тщательный анализ биографий показывает: из каждого правила есть масса исключений. Отдельные судьбы доказывают, что одной статистикой индивидуальное развитие не объяснить.

Например, Сьюзан Уилкам, та самая девочка, которую в детстве мама заставляла петь и танцевать. Ей было 76 лет, когда Вейллант приехал к ней на собеседование. Его встретила невзрачная, полная женщина, живущая на пенсию вдовы в бедном квартале захолустного городка в штате Огайо.

На первый взгляд ничем не примечательная жизнь. Сьюзан бросила колледж, поступила на курсы медсестер, но и оттуда ушла не доучившись. До конца она довела лишь одно дело — вырастила двоих сыновей. Пять лет назад умер ее муж и Сьюзан осталась одна.

Казалось бы, все основания чувствовать себя несчастной. Но ничего подобного: 76-летняя пенсионерка производит впечатление бодрой женщины, излучает радость и гармонию. Из разговора с ней профессор делает вывод: чувство счастья связано не с темпераментом, настроением или доходом. Счастье — это когда человек доволен своими вполне осязаемыми достижениями.

Как ни странно, эти достижения в корне противоречат расхожим представлениям о личностном росте.

Жизнь — это постоянное развитие и рост

Большинство из нас представляют жизнь в виде зигзага. Считается, что за каждыми обретением, успехом и взлетом непременно следуют утрата, неудача и падение. Однако результаты гарвардского проекта и других продолжительных исследований показывают: жизнь похожа на круги на воде, расходящиеся от брошенного камня. Круги ширятся, волны расходятся все дальше, но движутся в едином ритме.

Жизнь — это постоянное развитие, без спадов и застоя. Эту идею выдвинул в 1940-е годы специалист по возрастной психологии Эрик Эриксон. В ходе гарвардского исследования Джордж Вейллант доработал эту модель. Для него «круги» жизни равнозначны тем задачам, которые встают перед каждым на разных жизненных этапах.

Семья как источник счастья

Первая такая задача — оторваться от родителей, чтобы развить собственную индивидуальность. Причем оторваться не только территориально, но и эмоционально.

Вторая задача — выбрать профессию, соответствующую индивидуальным способностям и приносящую общественное признание. Затем — познание интимной стороны жизни благодаря близким отношениям продолжительностью не менее десяти лет.

Только после этого окрепшая личность готова к следующей жизненной задаче — подарить жизнь новому человеку. А показателем истинной продуктивности является готовность отказаться от личного успеха ради заботы о детях, причем не только о своих собственных. Так человек дорастает до следующей роли — хранителя житейской мудрости, передающего моральные ценности и опыт подрастающему поколению.

Наконец, последняя жизненная задача — примириться с самим собой, принять свою жизнь такой, какая она есть. И благодаря этому достичь духовной гармонии.

Жизнь Сьюзан Уилкам доказывает: с этими задачами может справиться каждый, для этого не нужно ни денег, ни большого ума. Секрет счастья в другом — в способности разделять свою жизнь с другими и завязывать отношения, основанные на доверии и любви. Эта способность дана каждому от рождения.

За свою внутреннюю гармонию Сьюзан Уилкам благодарна многим людям. Среди них и ее любимая школьная учительница, поддержавшая ее эмоционально. И муж, которого она полюбила в 20 лет и с которым счастливо прожила 42 года. И двое сыновей, воспитание которых стало ее «работой», результатами которой она очень довольна.

Сыновья, невестки и внуки — вот ее опора. Именно они помогли ей избавиться от детских комплексов и осознать, что она подспудно обижена на свою мать.

С годами она даже заново открыла в себе таланты, которые долгое время подавляла. И теперь пенсионерка дает уроки игры на пианино соседкам и музицирует с друзьями в струнном квартете.

Оптимисты живут дольше

Биография Сьюзан Уилкам — это хрестоматийный пример удавшейся жизни. И она отнюдь не исключение. Почти четверть всех мужчин-участников исследования относится к категории «здоровых счастливцев», проживших в среднем не менее 65 лет. А мужчины из первой группы — выпускники Гарварда — прожили не менее 75 лет. И за исключением обычной старческой подагры их до последних дней жизни не тревожили тяжелые физические и душевные недуги. Но самое главное — до глубокой старости они чувствовали себя энергичными и с радостью встречали каждый день.

Их антиподы из категории «болезненных пессимистов» составляют примерно одну шестую часть участников. Они плохо себя чувствовали, и поэтому в старости чаще жаловались на жизнь. Но хуже всего: они были обижены на судьбу и враждовали с близкими. И из-за этого болезненно воспринимали даже незначительные недомогания.

Еще 25 процентов участников проекта не дожили ни до 75, ни даже до 65 лет. Это категория «рано умерших». В этой статистике не учитывались погибшие на войне или в результате несчастных случаев, а также умершие в детстве и юности от наследственных заболеваний. У трети испытуемых показатели удовлетворения и разочарованности, хорошего и плохого самочувствия были сбалансированы.

Долголетие – не случайность

Как ни странно, cчастливых и несчастных людей оказалось поровну среди всех социальных слоев, независимо от интеллекта и заработка. Гарвардский проект доказывает: долгая, здоровая и полноценная старость — далеко не случайность. Долголетие можно предсказать заранее, причем задолго; основы счастливой старости закладываются еще в среднем возрасте. Больше того: каждый может отчасти сам предопределить, какой будет его старость.

Ученые уверены: чтобы дожить в хорошей форме до 75 лет, нужно к 50 годам выполнить как минимум четыре из нижеперечисленных условий. Тот, кто пренебрегает этими правилами, в ближайшие 25 лет почти наверняка или тяжело заболеет, или умрет:
1) не курить;
2) не переедать и не злоупотреблять алкоголем;
3) вести активный образ жизни;
4) иметь высшее образование;
5) жить в крепком браке;
6) и уметь «по-взрослому» справляться с кризисами.

Причем некоторые из этих факторов важнее других. Например, хорошее образование действительно продлевает жизнь. Но есть кое-что поважнее диплома: человеческие привязанности. Стабильный брак продлевает жизнь не меньше, чем рано развившиеся родственные чувства. 93 процента «здоровых счастливцев» дружили в детстве с братом или сестрой.

Анализ 814 биографий показывает: опасность некоторых факторов риска, о которых любят говорить врачи, преувеличена. Ни высокий уровень холестерина, ни хронический стресс, ни психосоматические расстройства не влияют на продолжительность жизни и состояние здоровья в пожилом возрасте.

Столь же ничтожны влияние и дурного характера, и плохой наследственности, доставшейся от родителей. Но главный вывод исследования: даже самое несчастное дет­ство не должно стать проклятием на всю жизнь. В пожилом возрасте по большинству испытуемых было незаметно, что они пережили в дет­ские годы.

Волшебная сила любви

Всех «здоровых счастливцев», независимо от возраста и социального положения, объединяет одна чудесная способность, которую не нужно выявлять с помощью психологических тестов.

Это способность любить и быть любимым.

Потому что счастье — это любовь.

Это главное открытие, которое сделал профессор Вейллант за 40 лет исследований. Вот только если бы все было так просто, то счастливые участники исследования не оказались бы под конец жизни в меньшинстве.

Например, Билл Ломен. В детстве он не страдал ни от бедности, ни от недостатка любви. У его родителей была загородная вилла и дом в Нью-Йорке с 16 слугами и восемью машинами. Отец умер рано, но мать растила его в атмосфере любви. Даже в зрелом возрасте он вспоминает о ней с теплотой.

В 1982 году Джордж Вейллант проводит с ним плановое собеседование. 57-летний успешный адвокат хорошо выглядит и много смеется. Но по его мимике и жестам видно, что разговор ему неприятен. Постепенно Вейл­лант замечает, что за моложавой внешностью собеседника скрывается опустошенная личность. Кроме матери у него нет близких людей, признается Билл Ломен. Его любимая женщина вышла замуж за другого. Хобби у него нет, в отпуск он не ездит. Общественная деятельность — только пожертвования в фонд школы, где он учился. Он не получает никакого удовольствия от работы, но и не собирается на покой: «На пенсии мне будет скучно».

С виду Билл Ломен — образцово-показательный «капитан своей судьбы». Он самодостаточен, но именно поэтому и уязвим. Он остался один на один со своей главной проблемой — алкоголизмом. Выпивать он начал еще в колледже и напивается почти каждую неделю. Лишь благодаря железной дисциплине его коллеги и клиенты ничего не замечают. Но вскоре после интервью его здоровье стремительно ухудшается, он безрезультатно проходит лечение в клинике для алкоголиков. И умирает в возрасте 74 лет.

Среди участников гарвардского исследования Ломен — далеко не единственный «капитан своей судьбы», который завел свой корабль в шторм. Еще в 1948 году 20 из 268 участников-мужчин указали в своих анкетах, что страдают от депрессий, страхов, зависимостей. Спустя 20 лет каждый третий перенес психическое расстройство. Больше всего жизней поломал алкоголь. Считается, что алкоголизм развивается из-за внутренних кризисов. Но результаты гарвардского исследования опровергают и этот стереотип.

Алкоголизм – барьер на пути к счастью

«Часто приходится слышать: бедняга потерял работу, его бросила жена, и поэтому он запил, — говорит Вейллант. — Но если тщательно разобраться, то чаще всего все происходит наоборот. Сначала мужчина начинает пить, а потом приходят проблемы».

Чтобы избавиться от алкоголизма, человек должен быть готов принять помощь со стороны. Как ни странно, алкоголикам с низким доходом и социальным статусом удается избавиться от зависимости вдвое чаще, чем участникам эксперимента из группы выпускников Гарварда. И это при том, что они более склонны к алкоголизму.

Вейллант объясняет это так: чем тяжелее жизнь, тем глубже человек погружается в пучину пьянства. Но, оказавшись на дне, он быстрее осознает, что нуждается в помощи, чем тот, кто скрывает пагубную привычку за ширмой респектабельной жизни. Хуже всего приходится тем, кто считает, что настоящий мужчина должен быть независимым индивидуалистом.
Неудивительно, что инициатор проекта Арли Бок недоумевает: «В начале эксперимента добровольцы были в полном порядке, — пишет он в 1960-е годы руководителю проекта. — Наверное, их испортили психиатры».

Но Вейллант знает: повлиять на людей не просто. Даже целенаправленное психотерапевтическое воздействие часто ничего не дает. А какие бездны отчаяния могут скрываться под покровом «нормальной» жизни, известно ему не понаслышке.

Весной 1945 года покончил с собой его отец. Джорджу тогда было всего десять лет. 44-летний Джордж Клеп Вейллант был директором музея Пенсильванского университета, известным этнографом и археологом. Любящий муж и заботливый отец троих детей, он жил безбедно, несмотря на экономический кризис. Причины его самоубийства долго оставались загадкой.

После похорон мать с детьми переезжает жить в Аризону. О мотивах отцовского поступка она молчит. Пройдет много лет, прежде чем дети узнают: их отец страдал депрессиями и много пил. Не подтолкнула ли семейная драма Вейл­ланта на научный путь? Может, он надеялся на примере других понять, что погубило его отца?

«Звучит красиво, — говорит Вейллант. — Только это неправда». По нему видно, что для него это важная тема. Но он говорит бесстрастно, как будто речь идет не о нем самом, а об анонимном участнике проекта.

«С отцом меня связывает профессия, любовь к изучению прошлого. Когда в 1966 году я впервые раскрыл материалы гарвардского исследования и начал листать анкеты, у меня мелькнула мысль: черт побери, я все-таки стал археологом!»

Зачем вообще копаться в старых анкетах? Какой смысл тратить миллионы долларов на исследование длиною в жизнь, если можно просто опросить участников в глубокой старости?

Ответ прост: их воспоминания — это не факты, а их интерпретация. Когда жизнь фиксируется в режиме реального времени, становится очевидно: с годами воспоминания меняются. Показателен рассказ одного 67-летнего участника исследования из семьи эмигрантов.

Он с теплотой вспоминает, как заботилась о нем мать, вовремя отправляла его в школу и каждый день кормила горячим обедом. Однако доклад «Национального общества по предот­вращению жестокого обращения с детьми», составленный в 1930-е годы социальным работником, вызванным соседями, рисует совсем другую картину: грязь, беспорядок, мать-алкоголичка и голодный сын.

Оптимизм памяти

Почему людям изменяет память? Неужели под конец жизни все мы впадаем в самообман?

Да — отвечают ученые. Хотя не все искажают прошлое до неузнаваемости. Некоторые до глубокой старости хорошо помнят тяжелые детские переживания. Но большинство приукрашивают воспоминания. Это «творчество» помогает сохранить здоровую психику, говорит Вейллант.

«Жизнь превращает песок в золото» — так говорит об этом один из участников исследования. Люди преодолевают трудности благодаря тому, что по-другому воспринимают реальность. Первым это явление изучил Зигмунд Фрейд, выяснив, что психика развивает бессознательные реакции на тяжелые переживания — смерть близких, болезни, тяжелые конфликты. Психическая защита изменяет восприятие реальности, ограждая наше «я» от слишком сильных потрясений.

Чем чувствительнее психика, тем сильнее защитные реакции. Ребенку, подвергающемуся насилию, часто остается одно из двух: либо убегать от реальности в мир фантазий, либо вымещать агрессию на окружающих и себе самом.

Люди со стабильной психикой выбирают более конструктивные стратегии защиты. Например, смерть близкого может вызвать стремление поддерживать других людей в аналогичной ситуации. Это помогает справиться со своим горем.

Детские травмы перестают быть источником страха, если становятся материалом для художественного произведения. А унижение переносится менее болезненно, если смеешься над обидчиком. Альтруизм, сублимация и юмор — лишь три стратегии защиты. Но есть и четвертая — вытеснение из памяти неприятных воспоминаний. Именно это позволяет нашему «я» примириться с прошлым.

Как выбрать реакцию

Жить было бы легче, если бы в сложных ситуациях можно было бы сознательно выбирать подходящую стратегию. Увы, психические реакции невозможно контролировать, на «алхимию жизни» нельзя повлиять медикаментами. Зато она четко проявляется в поведении. Годами наблюдая за человеком, можно распознать его защитные алгоритмы. А заодно убедиться в том, что умение «превращать песок в золото» совершенствуется вплоть до глубокой старости. С годами способность тела справляться с житейскими проблемами только крепнет. При этом сам человек может преобразиться до неузнаваемости. Так произошло с участником исследования Дэвидом Гудхартом.

В детстве он был отъявленным хулиганом. И немудрено. Его отец-алкоголик третировал жену и детей, родители вечно скандалили. В 1930-е годы Великая депрессия забросила семью в глубинку штата Миссисипи. Единственный городской мальчик в деревне стал в школе объектом насмешек. Чтобы постоять за себя, Дэвид старался быть еще большим грубияном, чем они. В колледже его единственной защитой в конфликтах стала агрессия, за которой скрывалась затаенная ненависть к самому себе.

Ситуация изменилась, когда он поступил на службу в армию, став единственным белым офицером среди чернокожих солдат. Поначалу подчиненные относились к нему с недоверием и враждебностью. Но к тому времени он уже научился самоутверждаться во враждебной среде.

Благодаря детскому опыту у Гудхарта обострилось социальное чутье. Он научился распознавать назревающие конфликты и быстро их улаживать, он находил общий язык с аутсайдерами, потому что сам когда-то был таким. Будучи сыном белого расиста, он прекрасно знал, что бессознательные страхи могут породить предрассудки и ненависть.

В 47-летнем возрасте он впервые встречается с Вейллантом и кажется ему воплощением «алхимии жизни». Закомплексованный и агрессивный юноша превратился в уверенного в себе мужчину, излучающего доброжелательность и спокойствие. Сам Дэвид так обобщает свой жизненный опыт: «Вся моя жизнь построена на умении ладить с людьми». Он нашел свое призвание в эмигрантских кварталах Чикаго, став посредником между городскими властями и эмигрантами. Но изменился он не до конца. В темном уголке его души все еще живет невоспитанный подросток, который периодически напоминает о себе. Гудхарту не хватает чувства меры, он много курит и пьет. И умирает в 70 лет — слишком рано, чтобы попасть в категорию «здоровых счастливцев».

Итог 814 биографий и шестидесяти тысяч задокументированных лет жизни: люди способны на все — и в горе, и в радости. А лучшая пора часто наступает лишь под конец жизни. Так произошло со многими участниками исследования. Домохозяйка Матильда Лир развелась в 60 лет, купила скрипку и вскоре дала свой первый сольный концерт. Бывший бизнесмен Генри Эмерсон, больной лейкемией, в свои 75 лет возделывает виноградник. Врач Тед Мёртон в 72 года после двух разводов, череды депрессий и увольнения пришел однажды в церковь и впервые в жизни утешился.

Но есть и другие примеры. Люди, которые не реализовали себя не потому, что их жизнь оборвалась слишком рано, а потому, что так по-настоящему и не началась. Например, красивая и умная дочь богатых родителей, которая до 78 лет живет в полном одиночестве среди антиквариата, общаясь только с кошкой. Или муж и жена, живущие как соседи в пустом доме и за весь день обменивающиеся парой слов. Или успешный семидесятилетний врач, который заводит один роман за другим, будучи не способен подолгу оставаться с одной женщиной.

Так почему же одним любовь дается легко, а другие не могут научиться этому всю жизнь? Профессор Вейллант тяжело вздыхает: «Поверьте, даже после сорока лет исследований это все еще остается для меня самой большой загадкой».


Источник: http://www.geo.ru/
Категория: Другие журналы | Добавил: Admin (07.05.2013) | Автор: Йоханна Ромберг
Просмотров: 1418 | Теги: эмоциональная компетентность, счастье, эмоции | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Логин:
Пароль:



Меню сайта

Рассылка

Важное

Категории раздела


EQ-rating.ru - эмоциональный интеллект для бизнеса © 2008-2014